+

Майер: Станет ли Биткоин резервной валютой?

16.02.2018

Один из ранних инвесторов в Биткоин о возможности использования его в качестве резервной валюты.

После впечатляющего роста Биткоина в 2017 году, многие люди стали называть себя «ранними» инвесторами. При этом они начинали инвестировать в Биткоин в 2013 и даже в 2016 году.
Но Биткоин находится в обращении с 2009 года, и в то время лишь несколько человек практически в одиночку вкладывали средства в крайне волатильную криптовалюту. Один из них – Трейс Майер (Trace Mayer), ведущий Bitcoin Knowledge Podcast. Он начал инвестировать в Биткоин в 2010 году, а с 2011 года публично его продвигает.
Он владеет не только огромным количеством биткоинов, но и впечатляющими знаниями, собранными за 8 лет активной работы.
Корреспондент The Epoch Times побеседовал с Майером о преимуществах Биткоина, его геополитической значимости, а также об идее монетарного суверенитета.
Корр.: Как случилось, что вы инвестировали в Биткоин на таком раннем этапе?
Майер: Первыми устойчивыми валютами, с которыми я познакомился, стали золото и серебро. Я тогда вел занятия по истории американского права, и должен был написать статью по этому поводу. Ее темой стала «История валют и других денежных средств в американском праве».
Золото и серебро не являются активами в чистом виде, но играют балансирующую роль в политическом механизме. Они гарантируют финансовый суверенитет, и дают возможность нам быть свободными, особенно когда речь заходит о созданных нами ценностях.
И когда я узнал о Биткоине – еще на ранних стадиях его развития – мне удалось увидеть связь между технологией, теорией устойчивых валют и теорией игр, которые лежат в его основе.
К тому моменту я уже стал довольно популярным блоггером, рассказывая о золоте, и я решил рассказать своей целевой аудитории – преимущественно либертарианской – о Биткоине. С того момента все и закрутилось. Я запустил Bitcoin Knowledge Podcast, в котором по сей день публикую интервью с лучшими людьми из мира Биткоина.

Ценность Биткоина

Корр.: В чем заключаются преимущества Биткоина?
Майер: Все завязано на сетевые эффекты. Первый из них – возможность спекуляций. Веками люди накапливали и спекулировали золотом, серебром и пищевой содой.
Второй – торговцы начнут принимать биткоины в качестве средства оплаты, потому что люди рассматривают его как средство накопления. И затем уже сами торговцы станут использовать биткоины в расчетах.
Поскольку все эти люди создают спрос на биткоины, тем самым придавая ему ценность, майнерам выгодно обеспечивать безопасность блокчейна.
Все сетевые эффекты усиливают друг друга по экспоненте. Чем выше степень безопасности блокчейна, тем больше разработчиков захотят работать с ним.
Есть также причины на уровне протокола и связанные с компаниями, создаваемыми вокруг него. Все хотят построить компанию на самом безопасном блокчейне. Почему? Потому что в будущем он никуда не исчезнет.

Трейс Майер (Trace Mayer) – один из наиболее опытных экспертов по Биткоину. Работает с биткоинами с 2010 года, инвестирует в большое количество связанных с Биткоином проектов.
Шестой сетевой эффект – это «финансиализация». Например, фьючерсы CME или ETF. Это позволяет Биткоину взаимодействовать с современными финансовыми системами.
Седьмой эффект – статус мировой резервной валюты, когда Биткоин станет резервным активом, также как доллар или золото.
Золото – это устойчивая валюта, объем его предложения ограничен, но скорость его обращения низка. Доллар быстро обращается, но неограничен в объеме эмиссии. Биткоин и удобен в обращении, и имеет ограниченный объем предложения. Именно поэтому он превосходит и доллар, и золото, с самого момента своего создания в 2009 году.
Корр.: Есть ли у вас понимание целевого значения стоимости сети Биткоина?
Майер: Сейчас порядка 90,4 триллиона долларов находятся в свободном обращении и более 200 триллионов размещены в облигациях. Если попытаться переместить часть этих объемов в Биткоин, его рыночная капитализация значительно возрастет, так как сейчас осталось не так много биткоинов в свободной продаже.
Мы слышим, как на Уолл-стрит постоянно об этом говорят: «Объем предложения Биткоина жестко ограничен».
Да, и это его преимущество, а не недостаток. Общее число биткоинов ограничено, но их хватит на всех – вопрос лишь в цене. Биткоины можно делить, а также увеличивать охват сети с помощью решений второго уровня, вроде Lightning Network.
Биткоин может сыграть роль своего рода черной дыры в мировом балансе: вобрать в себя все фиатные и частично резервируемые деньги банков и подарить нам в результате справедливую финансовую систему.
Сегодня мы стали свидетелями самого большого процесса человеческой миграции за всю историю. Каждый день рождается 360 тысяч человек. Каждый день мы добавляем как минимум миллион учетных записей в экосистему Биткоина.
Осознанно или нет, люди заявляют о своей финансовой свободе и независимости от финансовых инструментов, связанных с текущей общественной структурой. Люди выбирают новую, устойчивую валюту.
Как-то раз один банкир спросил, есть ли у меня опасения в отношении Биткоина. На что я ответил: «Нет. У меня нет никаких опасений в отношении Биткоина».
У меня есть опасения по поводу старой системы. Ее вытесняют так же, как блоги вытеснили газеты, BitTorrent вытеснил кинофильмы, а подкасты и mp3 вытеснили радио. Мир меняется, и у нас появилась новая технология.
Неизменяемость
Корр.: Другой важнейшей чертой биткоина является децентрализация; какие преимущества дает биткоин с этой точки зрения?
Майер: Мы пришли к распределенному консенсусу. Используемое нами программное обеспечение подтверждает полную достоверность записанных в блокчейн транзакций и прочих данных и обеспечивает их соответствие правилам протокола. Одним из этих правил является ограничение количества биткоинов в 21 миллион.
Каждый владелец полной ноды (узла сети) производит полную валидацию блокчейна. Эти люди поддерживают суверенитет валютной системы. Они не полагаются на кого-то, кто бы им сказал, является ли блокчейн достоверным и надежным или нет.
Именно этот механизм обеспечивает сети биткоин высокий уровень децентрализации. Каждый может запустить программное обеспечение и подтверждать блоки самостоятельно.
Но при этом абсолютно необходимо обеспечивать неизменность исторических данных. Крупнейшие случаи мошенничества, такие, как в компаниях Worldcom и Enron, невозможно опровергнуть.
В сети Биткоина вы не сможете совершить что-то подобное. Вы не сможете ничего заморозить, конфисковать, перезачесть. Множество вещей, которые привнесла современная финансовая система, станут невозможными.
Приятно иметь возможность получать на кредитную карту деньги, полученные мошенническим путем, но это же делает наши деньги крайне уязвимыми. Они становятся ненадежными.
В сети Биткойна действует принцип неизменности записанных в блокчейн данных, но не все блокчейны являются безопасными и неизменяемыми.
Корр.: Давайте немного поговорим о безопасности. Что обеспечивает безопасность Биткоина?
Майер: Когда мы говорим о программном обеспечении Bitcoin Core, во многом, мы имеем в виду скорее процесс. Это напоминает науку, если вдуматься. Люди собираются вместе и обсуждают различные идеи. Когда команда технических специалистов приходит к консенсусу, они реализуют эту идею в программном обеспечении.
Но даже в этом случае, каждый участник сети самостоятельно принимает решение, использовать ему эту программу, или нет. Вы не сможете навязать свои изменения силой, потому что кто-то другой сможет скачать программу и вырезать ваш код.
Исходный код программного обеспечения должен быть открыт, так как тестирование на всем цикле разработки крайне важно. Масштаб тестирования программного обеспечения Bitcoin Core не имеет аналогов в мире.
В качестве отрицательного примера можно привести кошельки Parity в блокчейне Ethereum. В тот раз надлежащее тестирование кода не было проведено. В общей сложности, в кошельках Parity находились средства пользователей на сумму 170 млн долларов.
И некто, у кого даже не было доступа к кошелькам, смог запустить команду отключения сети, и эти 170 миллионов долларов оказались полностью заморожены, их никогда нельзя будет вернуть.
Поэтому программный язык Биткоина крайне ограничен. Мы стараемся разрабатывать модули, подобные основному блокчейну на первом уровне и Lightning Network на втором. Таким образом мы можем контролировать риски.
Существует ли интернет протокол, который бы представлял какую-то угрозу для биткоина? Я такого не встречал. Протоколы электронной почты являются крайне уязвимыми, но их никто не пытался сменить за последние 30 лет, так как они обладают сетевыми эффектами.
Корр.: Почему, по вашему мнению, лучшие программисты работают над протоколом Биткоина?
Майер: Почему лучшие люди работают над протоколом Биткоина? Они соответствуют профилю творческого гения, описанному австрийским экономистом Людвигом фон Мизесом (Ludwig von Mises) в его трактате «Человеческая деятельность», и они работают не за деньги, но ради чувства внутреннего удовлетворения.
Для них это серьезнейший вызов. Справиться с этим вызовов будет для крайне сложно, но и полученное удовлетворение ни с чем не сравнится. Мне кажется, что именно поэтому Биткоин и привлекает лучших разработчиков.
Создатель Ethereum, Виталик Бутерин, назвал сообщество Эфириума игровой площадкой, интерактивной экспериментальной средой. Это здорово, потому что они занимаются разработкой передовых технологий смарт-контрактов.
Но если вы хотите работать над протоколом мирового резервного актива, который устойчив к цензуре, децентрализован и неизменен, то у вас нет права на ошибку.
Вы должны работать серьезно, это не должно быть игровой площадкой. Именно поэтому Биткоин привлекает лучших разработчиков. Если вы не можете конкурировать в этой среде, вы можете работать в других проектах.
Если вам удастся реализовать что-то стоящее, что будет работать действительно хорошо и надёжно, то это можно будет включить и в Биткоин.
Биткоин как геополитическое оружие
Корр.: Что вы думаете о геополитическом влиянии Биткоина?
Майер: В этой сфере кроется огромный потенциал, которому, как мне кажется, уделяется недостаточно внимания. Но если начать использовать Биткоин с геостратегической точки зрения, этот потенциал может быть реализован.
К примеру, в прошлом году мы выпустили обновление для программного обеспечения Segregated Witness (SegWit), активация которого заняла довольно много времени. Сообщество надавило на майнеров, угрожая провести активируемый пользователями софт-форк (UASF), и в результате майнеры уступили.
SegWit дает возможность привнести в Биткоин множество инноваций, как, например, Lightning Network, решение второго уровня для проблемы масштабируемости сети.
Отсутствие этого обновления серьезно сдерживало развитие протокола. Но как только SegWit был активирован, уже через несколько месяцев Россия, Китай, Индия и Бразилия представили новую платформу для торговли золотом.
Затем, всего через неделю, было принято положительное решение по фьючерсам на Биткоин на CME (Чикагская товарная биржа), хотя до того регуляторы затягивали этот процесс годами. Как будто фигуры на шахматной доске стояли, не двигаясь, а потом был активирован SegWit – и Россия и Китай тут же сделали свои ходы.
Возможно, Россия и Китай в рамках своей стратегии достижения финансовой независимости, решили воспользоваться слабым местом западных центральных банков – нехваткой физического золота – и решили усилить давление в этой области, пытаясь тем самым избавиться от чрезмерного влияния доллара.
А США со своей стороны не стали возвращаться к прошлому, то есть к золоту. Они решили идти в будущее, работая с Биткоином и другими криптоактивами.
Иначе почему бы Комиссия по торговле товарными фьючерсами вдруг так быстро приняла положительное решение, несмотря на протесты Уолл-стрит? Таким образом, произошло несколько очень важных событий, которые могут иметь под собой серьезные геополитические мотивы.
Япония активно поддерживает Биткоин, и в этом отношении они имеют гораздо больше общего с США, чем с Китаем. Россия и Китай заняли более жесткую позицию в отношении Биткоина и других криптовалют. Китай даже закрывал все криптобиржи.
Но Россия и Китай просчитаются. Все проекты, все люди, которые понимают технологию блокчейна, находятся по большей части не в России или Китае, а если и находятся, то вот-вот уедут оттуда.
С другой стороны, Россия и Китай крайне позитивно относятся к золоту, даже позволяя своим гражданам покупать его. Они продают его через государственные банки. называя этот процесс «хранением золота у граждан».
Но они смотрят в прошлое. Кто хочет сегодня покупать газеты, имея возможность получить информацию в интернете?
Была разработана новая технология, и выгода, которую вы сможете из этого извлечь, будет пропорциональна затраченным усилиям, помноженным на качество инструментов для работы с ней. Если русские и китайцы собираются использовать посредственные инструменты, как они собираются конкурировать с теми, кто обладает значительно более современными средствами?